Бечарац, вокально-инструментальное пение из региона Славонии, Бараньи и Сриема

Бечарац, вокально-инструментальное пение из региона Славонии, Бараньи и Сриема

Традиционный напев, сопровождаемый инструментами, является основой, на которой многие народы строят и поддерживают свою культурную самобытность, но бечарац как вокально-инструментальная напев является уникальным явлением в этом мире. Шутки и насмешки, любовные темы и эротические коннотации, чаще всего исполненные в метафорах и аллегориях, являются основными чертами этого пения, которое чрезвычайно популярно в Славонии, Баранье и Сриеме. Темы бечарца, конечно, зависят от момента, места, публики, но певцы, чтобы быть признанными, должны обладать традиционным репертуаром, а также быть готовыми представить что-то свое, обычно что-то шуточное на актуальные темы из повседневной жизни. Возможно, это звучит просто, но основная форма бечарца — это двустишие из двух строф, которые нужно тут же придумать, чтобы спеть подряд на одну и ту же мелодию из двадцати четырех тактов.

 

Бечарац начинается с первого стиха, в то время как второй стих обычно является антитезой первого и поется другими певцами. Хороший певец-бечарац, конечно, отличается отличной вокальной презентацией, но больше всего ценится скорость и находчивость в данный момент. Группа певцов, исполняющая этот вокально-инструментальный напев, является неизбежным явлением на традиционных и широко известных славонских свадьбах, а также на менее торжественных мероприятиях, событиях и народных собраниях, и в такой атмосфере, когда речь идет о бечарце, нет места для гнева. И даже если певец взъестся на кого-то, то в этом случае можно свободно перефразировать известную поговорку: «Что произошло в бечарце, должно остаться в бечарце!»

 

Конечно, цель бечарца не в том, чтобы кого-то обидеть, хотя иногда стихи могут быть недвусмысленными, прежде всего речь идет о свободной форме и звуковом фоне многих важных событий в жизни жителей северной части Хорватии. А то, что бечарац с юмором и иногда с провокацией, помогло ему сохраниться, и потому не нужно бояться исчезновения этой традиции, особенно когда дело доходит до молодого поколения носителей этого наследия.